“Большая перемена” 10


Другие статьи by Никфор Ляпис-Трубецкой (see all)

“БОЛЬШАЯ ПЕРЕМЕНА”

“Публично чулки не поправлять, юбки не задирать, новыми комбинациями не хвастаться.

Всё должно быть шарман, чёрт подери!”

По воспоминаниям актеров и создателей кинофильма.

За основу сценария была взята биографическая повесть писателя и драматурга Георгия Садовникова. После окончания Краснодарского пединститута он год работал учителем в школе рабочей молодёжи. Преподавал историю нескольким классам — с пятого по девятый. Об этом опыте молодой преподаватель написал серьёзную повесть «Иду к людям», которую через десять лет после публикации и решил экранизировать режиссёр Алексей Коренев. Садовников долго сопротивлялся превращению повести в комедию, но в конце концов сдался, и его сценарий сильно отличался от первоисточника. Например, герой Евгения Леонова в повести был женщиной — мамой Нелли. Дочь училась в девятом классе, а мама только в четвёртом. Любимец зрителей Ганжа был эпизодическим персонажем — хулиганистым подростком, который прятался от учителя в туалете. Тимохина, Люськи и любовного треугольника между Нестором, Полиной и Федоскиным в повести вообще не было.

Георгий Садовников – Фамилии героев родились сами собой. Любителя танцев Ляпишева (Виктор Проскурин) я наградил фамилией секретаря райкома комсомола в Краснодаре. Директор краевого драмтеатра «подарил» свою фамилию Петрыкину (Ролан Быков). У меня был короткий роман с девушкой, которая потом собралась выйти замуж за парня по фамилии Коровянский и спросила у меня: «А что, если я стану Коровянской?» Фамилия показалась мне смешной, и я дал её подруге героя Савелия Крамарова.

Мы с режиссёром Алексеем Кореневым вместе написали сценарий фильма и назвали его «Приключения школьного учителя». Что тут началось! В «Вечёрке» в рубрике «Хроника Мосфильма» появилось малюсенькое сообщение о начале съёмок картины. И уже на следующий день в Министерство образования пришло 400 писем от возмущённых учителей. «Не надо издеваться над учительством! Педагогика и приключения — вещи не совместные!» Мы даже перепугались, когда министерство потребовало сценарий: а вдруг запретят? Но там оказались люди с чувством юмора. И заставили нас лишь поменять название, чтобы не обижать учителей.

Я, режиссёр, оператор Анатолий Мукасей и ещё пара человек из съёмочной группы поехали отметить радостное событие в ресторан Дома литераторов. «За лучшее название ставлю бутылку коньяка!» — предложил я. Толя Мукасей тут же сказал: «Большая перемена». И честно заработал свой коньяк».

 

 

 

В начале карьеры у Алексея Коренева были большие идеологические неприятности. В 1957 году он снял фильм «Черноморочка», который обругали даже в «Правде». Ему потом долго не давали снимать самостоятельно, и он работал вторым режиссёром у Эльдара Рязанова. Поэтому в «Большой перемене» Алексей решил подстраховаться. И вписал в фильм абсолютно инородный эпизод: Нестор Петрович говорит о необходимости рабочему человеку учиться. А текст монолога содрал из доклада Брежнева.

 

Режиссёр Алексей Коренев сразу пригласил в фильм двух актёров — корифеев МХАТа Анастасию Георгиевскую и Михаила Яншина.

                                   

Оставалось найти ещё пару десятков персонажей, в первую очередь — Нестора Петровича. На эту роль претендовали

Михаил Кононов

 Константин Райкин

 Евгений Карельских

Андрей Мягков

Режиссёр больше склонялся к Мягкову. Однако актёр настаивал, чтобы в роли Светланы Афанасьевны сняли его жену — актрису Анастасию Вознесенскую. Режиссёр снимать её не хотел, и тогда Мягков отказался от роли. Заодно Мягков пробовался и на Ганжу, но в этом образе не убедил режиссера. Учителем стал Михаил Кононов, хотя он с самого начала относился к роли прохладно, на съёмках со всеми ссорился и считал фильм проходным с «несуразным текстом и фантасмагорическими ситуациями».

Михаил Кононов – Я готовился к другому фильму и только из-за того, что временно находился в простое, решил подработать. Прочитал сценарий и пришел в ужас. Раньше играл серьезные роли, а тут… В общем, я для себя решил, что если и эту роль осилю, значит, наверное, я хороший актер. Взяли меня сразу. Думаю что, в исполнении Андрея Мягкого, Нестор Петрович получился бы, может, даже лучше, чем у меня. Но у режиссера было свое видение. Я считаю эту работу для себя проходной.

“Внимание! Аттракцион невиданной жадности!”

Ганжу сыграл Александр Збруев, к которому этот герой приклеился на долгие годы. На съёмочной площадке этот актёр тоже помотал нервы режиссёру — он наотрез отказался носить рабочую робу, и его герой стал модником, разгуливающим по стройке в дорогой замшевой куртке.

 

 

 

Стать Ганжой предлагали:

Станиславу Садальскому

Александру Филиппенко

Юрию Векслеру

Векслеру сценарий не понравился, и он попросил отнести сценарий  на киностудию свою жену — актрису Светлану Крючкову. На студии Крючкова в дверях столкнулась с незнакомым человеком, который неожиданно спросил: «А что вы делаете вечером?» Светлана сказала надменно: «А в чем дело?» – «Приходите репетировать». Незнакомец оказался режиссером «Большой перемены» Кореневым. Вечером на репетиции Крючкова пробовалась на роль жены Ганжи — учительницы литературы Светланы Афанасьевны.

Светлана Крючкова – Режиссер мне поставил задачу: «Вы – «жена Ганжи». Збруев вас втаскивает в комнату, а вы изо всех сил сопротивляетесь. Збруев меня тащит, а я чувствую, что он побеждает. И от отчаяния я его укусила за палец. Пошла кровь. Режиссер сказал: «Все! Достаточно!» Я пошла домой и по дороге расплакалась от обиды. Только я пришла домой – звонок: «Вы будете сниматься, но в роли Ледневой». Я была потрясена!

 

На роль сентиментальной Ледневой, влюбившейся в учителя, пробовались:

Ольга Науменко

Наталья Гвоздикова

Елена Прудникова

Женой Ганжи (кстати, в повести Садовникова учительница и ученик не были женаты) стала молодая актриса Театра им. Моссовета Наталья Богунова.

 

 

 

 

Молодой учительницей Полиной (возлюбленной Нестора Петровича) могла стать Наталья Гундарева, но, как говорят, ее не взяли из-за пышных форм – режиссер хотел, чтобы учительница была изящной.

 

 

 

 

 

 

Роль Полины получила Наталья Гвоздикова. В одном из интервью актриса рассказывала, что Коренев был к ней неравнодушен, а она не отвечала взаимностью и из-за этого роль сильно урезали. Зато с Савелием Крамаровым, игравшем жадного Тимохина, она кокетничала с удовольствием, отмечая насколько не похож на своих героев этот умный, начитанный и интеллигентный актёр. На съёмках длинные светлые волосы актрисы прятали под чёрный парик. Это не было предусмотрено сценарием, но оказалось, что на съёмочной площадке собрались сплошные блондинки — Богунова, Крючкова, Азер, Касаткина.

Наталья Гвоздикова – С Юрой Кузьменковым (он играл влюблённого в Полину Федоскина) мы работали вместе ещё в двух картинах, — рассказывает актриса. — И в них мои героини тоже предпочитают ему других кавалеров. Юра потом шутил: «Ну смотри, Наталья! Если мы с тобой ещё раз встретимся на экране и ты опять мне откажешь, я за себя не ручаюсь…»

 

 

На роль любительницы танцев Люськи пробовалась младшая дочь режиссёра — начинающая актриса Елена Коренева. Она не чувствовала в себе комедийного таланта, поэтому от роли отказалась.

Елена Коренева – Папа пробовал меня на роль Люськи — ветреной подружки танцора Генки Ляпишева, — говорит Елена Коренева. — Но я решила, что не должна сниматься. Во-первых, думала, что не комедийная актриса. Во-вторых, объект моей любви ревновал к съёмкам и некоторым партнёрам. Папе я не говорила об этом. Рассказала о причинах отказа маме, и она меня поддержала. Сейчас я понимаю, какой это был идиотизм с моей стороны. Надо было пойти навстречу папе и не обижать его.

 

 

Старшая дочь Алексея Коренева снялась в небольшой роли — Мария сыграла девушку с ребёнком. У Маши в фильме есть эпизод, в котором она отвечает урок по истории. Чтобы достичь естественности, отец-режиссёр не предупредил дочь о том, какой вопрос ей задаст Нестор Петрович. И Маше пришлось говорить то, что знала. Вообще, в «школе» было много друзей и знакомых режиссёра — они сидели на задних партах в классе и играли в массовке. На роль Люськи пробовалась и актриса Нина Маслова.

 

Нина Маслова  – Я репетировала с Валерой Носиком, который сначала собирался играть Ляпишева, а потом стал Фукиным. Но, посмотрев кинопробы, Коренев сказал: «Я хочу предложить тебе сыграть Коровянскую. Обещаю — вашу пару с Крамаровым не забудут». Кстати, могу похвастаться. Это я на съёмках придумала наш диалог с Савелием: «Что ты мне глазки строишь?» — «А что, я тебе кооператив должен строить?»

 

«Я тоже человек: я целоваться хочу!»

Красавицу блондинку Люську, в конце концов, сыграла Ирина Азер.

Ирина Азер – Помните сцену, когда Люська ждёт Ляпишева на танцах, а его увёл на лекцию Петрыкин — Быков? Появился кавалер поздно вечером и весь мокрый, потому что бежал по пояс в воде. Витя Проскурин страшно замёрз на съёмке, и, чтобы согрелся, ему налили водки. По-моему, он первый раз в жизни её тогда попробовал. Захмелел и пошёл искупнуться. Все его ищут, а Вити нет… Возвращается раненый. Оказывается, напоролся в пруду на стекло и порезал ногу. Ногу забинтовали и опять начали снимать. «Витя, я тебя прошу, не надо меня целовать. Камеры стоят так, что ничего не видно. Просто обнимемся, — говорю я хмельному Проскурину. — А он возьми да и поцелуй меня с пьяных глаз по-настоящему. Еле отцепилась. Кажется, именно этот дубль и вошёл в картину. А другая сцена вообще получилась у меня случайно. Иду я обиженная от Ляпишева в своих белых туфельках, камера работает, и вдруг отваливается каблук. Хорошо, не растерялась. Сняла вторую туфлю, выбросила её и пошла босиком в гордом одиночестве. Не знаю, почему каблук отвалился, туфли были новые.

 

«Ты меня еще не знаешь! Вот ты поживешь со мной, ты меня еще узнаешь!»

На роль Петрыкина претендовал Виктор Павлов, роль исполнил Ролан Быков.

Модно одетые героини «Большой перемены» стали примером для советских дам. Зрительницы потом приходили в ателье и просили сшить такой же костюмчик, как у Нелли Леднёвой, или такое же платье, как у жены Ганжи. Наряды эти придумала известный на «Мосфильме» художник по костюмам Шели Быховская. А вот мужчин по сценарию ей пришлось одеть в робу. Все актёры спокойно щеголяли по заводу в рабочей одежде, и только Александр Збруев категорически отказался надевать робу. «Не буду!» — и всё тут. Режиссёр сначала негодовал: «Человек не может работать на заводе в замшевой куртке!» — а потом согласился: стильная курточка придала образу хулигана Ганжи особый шик.

В фильме есть несколько киноляпов. Самый заметный из них — это забинтованная то правая, то левая рука Ганжи. Прокол заметили на монтаже, но возвращаться в Ярославль на шинный завод, восстанавливать декорации медкабинета и переснимать всю сцену уже не хотелось, поэтому оставили как есть. Ещё одна неточность — это учительница физкультуры, хотя физкультуры в вечерних школах не было. Внимательные зрители так же могут заметить, что Ганжа и Леднёв пьют вместо пива квас, а школа меняет облик — в первый рабочий день Нестор Петрович проходит мимо квадратных окон школы, открывает глухую дверь и… оказывается в совершенно другом здании с застекленными дверями и арочными окнами.

 

 

Нина Маслова – Компания у нас собралась потрясающая, все молодые, весёлые. Хоть и жили в жуткой гостинице в Ярославле с колоссальным количеством тараканов, всё равно было хорошо. Помню, отмечали 9 Мая. А зарплату нам почему-то не успели заплатить. Походили по комнатам, пособирали с каждого буквально по копейке, но стол накрыли.

 

Наталья Гвоздикова – Поскольку группа собралась молодёжная, случались и влюблённости. Помню, в какой-то газете потом написали: «Евгений Жариков отбил Гвоздикову у Савелия Крамарова». Но, во-первых, я тогда ещё не была знакома с Жариковым. А Савелий…Не буду отрицать: он несколько раз подвозил меня домой и спрашивал: «Как вы считаете, такая девушка, как вы, может выйти за меня замуж?» Но Крамаров в принципе очень любил женщин. Думаю, помимо меня параллельно у него были и другие симпатии.

“У всех отцы как отцы, а ты, как мальчик, всё в школу бегаешь”

Актеры в один голос говорят о том, что «Большая перемена» получилась светлой и доброй, потому что на площадке царила дружеская обстановка. Евгений Леонов хлопал по попе (согласно сценарию!) Светлану Крючкову, она в ответ весело колошматила «отца». Заслуженный Евгений Павлович так развеселился, что сам предложил, чтобы его герой забрался в школу через окно — «молодость вспомнил».

 

“Что же такое получается! Ходишь-ходишь в школу, а потом — бац! — вторая смена”.

Елена Коренева – У режиссёра и съёмочной группы не сложились отношения только с исполнителем главной роли Михаилом Кононовым. «Моя сестра рассказывала, что Миша вёл себя на площадке, как актёр, который категорически не доверяет режиссёру, сидел в сторонке, демонстративно читал журнал и всем своим видом подчёркивал, что он случайно попал в фильм».

Георгий Садовников – У Кононова был такой актёрский приём. Чтобы «разогреть» себя, ему надо было с кем-то поругаться. Помню, однажды он сильно обидел “жену Ганжи” — Наташу Богунову. Пришлось потом её долго успокаивать и утирать слёзы. Но в целом нервных моментов было немного. Съёмки проходили весело. Кстати, сначала планировалось, что это будет 2-серийная картина. Потом работа закипела, руководству студии «Телефильм» материал понравился, и было решено сделать 4 серии. Время и деньги, выделенные на съёмки, закончились, поэтому мы не стали затевать 5-ю серию. Сейчас жаль, потому что в фильм не вошёл один очень смешной эпизод. Картина заканчивается балом.

Но он возник как-то искусственно. По сценарию танцы должны были следовать после спектакля, который решила поставить жена Ганжи. И привлекла к репетициям Нестора Петровича. Играли «Евгения Онегина», а главную роль взял на себя Тимохин — Крамаров. Оказалось, что в местном драмтеатре у него работает тётка, которая может помочь с костюмами, но при условии: Татьяну должна играть его возлюбленная Коровянская. У Коровянской, конечно же, ничего не получалось, и за 15 минут до начала представления она сбежала. Жена Ганжи заменить не смогла — она сорвала голос на репетициях. И последней надеждой оказался Нестор Петрович, который единственный знал текст наизусть. Нестора загримировали… Он стал похож на старую графиню из «Пиковой дамы» и в таком виде появился перед Крамаровым. А тот ничего не подозревал… В общем, должно было быть смешно.

Подавляющее большинство натурных съёмок проходило в Ярославле (в Москве доснимались лишь отдельные эпизоды, преимущественно связанные со съёмками в транспорте: например, поездка отца и дочери Леднёвых на автобусе в школу, когда отец (Евгений Леонов) прячется от дочери (Светлана Крючкова).

 

 

Поездка Федоскина (Юрий Кузьменков) в полосатой пижаме из больницы в школу и т. п. Если присмотреться к улице за окном автобуса, то видно, что едут они не по Ярославлю).

 

 

 

Первые несколько эпизодов фильма снимались на ярославском пляже на Стрелке — тогда ещё коса была песчаной и на ней не было ни асфальта, ни фонтанов. На заднем плане видны церкви в Коровниках, звонница монастыря, лестница с верхней набережной на нижнюю.

 

 

 

На съемках Михаил Кононов чуть не утонул в Волге. По сценарию он должен был изображать тонущего, но постеснялся признаться, что плохо плавает. Когда на глазах группы Кононов на глубине стал звать на помощь, все решили, что он так хорошо вошел в роль. Ролан Быков поплыл к «Нестору Петровичу», по сценарию он должен был его спасать. Лишь на берегу выяснилось, что Кононов по-настоящему тонул.

 

“Значит так! Цезаря убили, но у них там все равно ни чего не получилось!”

Производственные съемки производили на ярославском заводе. Однажды охранник тормознул съемочную машину на проходной и потребовал пропуск. Водитель стал говорить, что, мол, мы киногруппа, но охранник уперся. Кто только ни просил его уступить: Ролан Быков, Михаил Кононов, Александр Збруев. Охранник никого не признал. И только когда из окошка авто высунулся Савелий Крамаров, заводской страж расплылся в улыбке: «А, и ты тут! Проезжайте!»

 

По сценарию петь в картине должен был Ганжа. Но Збруев оказался не поющим артистом. На съемках в Ярославле актеры по вечерам собирались в номерах гостиницы. Режиссер услышал, как замечательно поет Крючкова, и в Москве пригласил ее к себе домой. Там ее уже ждал композитор Эдуард Колмановский, он попросил Светлану что-нибудь спеть. Она исполнила «Засыпало все дороги». Тогда было решено отдать песню ей, и композитор написал специально для нее «Черное и белое».

 

«Часто простое кажется вздорным, черное – белым, белое – черным…»

 

Ну а здесь можно послушать песни из кинофильма «Большая перемена»


Оставьте комментарий

10 мыслей про ““Большая перемена”