Война… 3


Красноармеец Николай Быстриков во время наступления был ранен миной 50-мм. калибра. Мина, однако, не разорвалась. Пробив насквозь правое плечо и раздробив правую плечевую кость, она ущемилась между мускулатурой правого плеча.

«Красная звезда», 13 марта 1942 года

Редчайший случай!

Раненый вполне сознавал свое положение. Несмотря на страшную боль и страдания, он понимал, какой угрозой для санитаров и боевых товарищей является теперь он сам. И он не хотел, чтобы на нем подорвался кто-нибудь из родных советских людей.
Слабеющей рукой взял он гранату, пытаясь убить себя, — и не мог. Сознание покидало его. Придя в себя, он попробовал взорвать вторую гранату — и опять силы изменили ему. Он остался на поле боя с неразорвавшейся миной в теле.
Найдя его, санитары сразу заметили необычайное ранение, но не испугались мины и не оставили раненого.
Трудно представить, с какими предосторожностями везли они раненого Быстрикова на пункт первой помощи, а затем с пункта в медсанбат.
Прием такого исключительного больного не предусмотрен санитарною техникой, да и условия оказания ему первой помощи тоже неизвестны.
Решение должно было быть принято самостоятельно, причем в кратчайший срок. Взрыв мины мог угрожать большому коллективу медицинских работников да и немалому количеству раненых, сосредоточенных в медсанбате.
Комиссар медсанбата т. Мордвинов, видя, что разрядить мину некому, принял смелое решение — дежурному хирургу военврачу 3-го ранга М.Б.Пахману немедленно приступить к операции и удалить мину из руки.
Ленинградец Пахман собрал свою бригаду и, раз’яснив опасность предстоящей операции, вызвал для помощи себе только добровольцев.
Все остались на своих местах. Операция началась.
Действуя с величайшей осторожностью, ибо был он в этот момент и минером и хирургом, доктор Пахман установил — мина величиною с новорожденного ребенка (см. фото) лежит между правой рукой и правым боком. Шейка мины ущемлена в мускулатуре правого плеча, с наружной стороны которого виден ее зубчатый стабилизатор.
Плечевая кость раздроблена.
Пульса на правой руке нет.
Кроме того у Быстрикова перелом левого бедра.
Подвергнув область ранения местному обезболиванию, тов. Пахман приступил к операции, которой не приходилось делать даже наиболее прославленным хирургам мира.
История военной хирургии еще не знает случая, подобного описываемому.
Медсанбат был полон вполне понятной тревоги. Стоило взорваться этой проклятой мине — и сколько непредвиденных жертв!
Но, истинный ленинградец, доктор Пахман спокойно вынул мину из Быстрикова и передал ее приглашенному на консультацию начальнику артиллерийского снабжения. Тот одобрил правильность решения о немедленной операции, так как разрядка мины небезопасна.
Покончив со злополучною миной, тов. Пахман закончил затем обработку больного, который отлично перенес операцию и скоро стал поправляться.
Пожалуй, это пока единственный раненый, пытавшийся разминировать себя смертью, чтобы не подвести товарищей, и единственный хирург, операция которого войдет в историю под рубрикой «разминирование».
Мы, военные врачи, по справедливости гордимся такими товарищами, как военврач Пахман, выказавший двойное бесстрашие в этом поистине необыкновенном случае, — отвагу советского воина и героическое спокойствие советского врача»

Доктор медицинских наук военврач 3-го ранга И.Липкович.


Оставьте комментарий

3 мыслей про “Война…

  • Светлана

    Чего только не случалось на той войне!
    “Удивительный случай встречи нового 1943 года произошел в одной из фронтовых штрафных рот. В канун праздника штрафникам для «сугрева» выдали по 100 граммов водки. Бывшие уголовники согрелись и повеселели. Все же Новый год! Однако, что для взрослого человека 100 граммов? Решили послать гонца. Бывший вор умудрился подобраться к немецким окопам и вбить в бруствер что-то вроде блока. После этого на веревке написали фрицам записку: «Мы вам валенки, вы нам – шнапс!» и отправили ее немцам вместе с первым валенком. Немцы мерзли и валенки им были очень нужны. Вслед за первой посылкой пришел ответ – бутылка шнапса.

    Операция закончилась полным успехом – разулась вся рота!

    И тут, как предписывал план политработы, поздравлять с Новым годом штрафников пришел генерал. От увиденной картины генерал обомлел – штрафники вповалку спали на дне окопов в ботинках с обмотками. А мороз был 30 градусов. Над траншеей стоял перегарный дух. Речь генерала была короткой и эмоциональной. Угроза расстрелять всех, кто вступил в сговор с врагом, была самой мягкой. Чтобы вернуть валенки генерал дал полчаса.

    После этого воодушевленные пьяные штрафники без всяких криков «Ура!» молча пошли на позиции немцев. Без единого выстрела с ножами в руках заняли немецкие окопы, набив морды тем, кто не хотел расставаться с валенками. К тому же прихватили оставшийся шнапс и еще опохмелились.

    В итоге генерал поздравил их с Новым годом, сказал при этом, что теперь видит перед собой настоящих бойцов Красной Армии.

    Но история на этом не закончилась. Потом целую неделю немецкий репродуктор орал: «Рус швайн, отдай шнапс». Но наши солдаты нашли, что ответить фашистам”.

    Эту похожую на анекдот фронтовую историю рассказал ветеран войны, почетный пограничник СССР Петр КОРОВКО, к сожалению, недавно ушедший из жизни.

  • Никфор Ляпис-Трубецкой

    Это какими же людьми нужно было быть? Что бы пройти через все круги ада войны. Раненый думает о других, санитары не бросили, а ведь человек мог взорвался в любой момент. Хирург тоже понимая всю безнадежность ситуации оперировал. Думаю именно это и привело к победе, сила духа!

    • Сергей От автора

      Столько немыслимых подвигов совершалось тогда. Слушал как – то передачу Соловьёва, где историк зачитывал наградные листы Героев Советского Союза… Это описание подвигов Геракла! Судите сами – имя не помню, но командир танка награждается за то, что устраивал засады танковым колоннам немцев, пристраивался в хвост на марше и расстреливал их на ходу, одного за другим…всего успел уничтожить три колонны, в общей сложности больше 70 танков!