Мои детские травмы 2


Ассоциативная память так устроена интересно, как в анекдоте, когда перед тёткой открывается лифт, а в нём эксгибиционист распахивает плащ на босу ногу… она смотрит на него и вскидывается: ” …Яйца то я и забыла купить…”.

Вот и я, глядя на эту фотку, вспоминаю сразу двух наших дворовых дурачков…

Двор был большой, многоэтажный и многоподъездный, поэтому (по закону больших чисел) и дурачков у нас было двое. Мальчик и девочка. Мальчика звали Парафин…хотя может быть его звали и как- то посложнее… может быть родители назвали его Фарабундо Марти, но двор его знал как Парафина и он с этим вынужденно считался и охотно откликался на такое упрощение.

Он был из категории “опасных”. Не меняя выражения лица, он мог без видимых причин, камнем стукнуть в темя. Когда его выгуливала вечно пьяная мама, во дворе стихали даже птицы. Собаки с кошками заключали временное перемирие, а у нас начиналась коррида. Мы обступали его со всех сторон и дразнили (#мыжедети), он срывался с катушек и начинал нас гонять по двору.

Это был адреналиновый вулкан, поскольку опасность была реальной. Сила тепловоза и разум того же тепловоза, в сочетании дают ТЕПЛОВОЗ – неукротимый и не знающий пощады… и попавший под него, становится загадкой для хирурга…

Почему Парафин? А кто его знает… у самого не спросишь.

Прямой противоположностью ему была Надя. Надя была тихоней, а потому родители не боялись её социализировать и выпускали гулять одну и без поводка. Надежда была очень колоритной внешне. Зимой и летом она ходила в одном и том же пальто и вязанной беретке. Весь фасад Надюхи был густо задекорирован значками. Каких их тут только не было… и “Ударник коммунистического труда” и полный иконостас “ГТО” всех степеней, пару собачих медалей, “За взятие Берлина” ну, и бесконечные созвездия октябрятских звёздочек, мишек олимпийских и голубей Мира с перламутром.

Значки были на беретке, пальто, включая рукава, и рейтузах…я про них ещё не сказал? Да, были ещё тёплые рейтузы, она носила их как бриджы, такого жизнеутверждающего оливкового цвета…так вот и на них поблёскивали регалии каких – то памятных событий, увековеченные в латуни и кумачёвой эмали. Как я уже говорил, Надюха нрава была тихого и любимой её затеей было тихо подкрасться к кому- то сзади и стоять вплотную, пока “жертва” в поисках эпицентра дикой вони (а Надежда благоухала теплотрассой), не заметит это “чудо” у себя за плечами … экстренная эвакуация раненого в психику ребенка, вызывала у Наденьки оргазм.

Ещё её сильно оживляли прятки. Она внимательно запоминала, кто куда спрятался, а потом водящему возбуждённо брызгая слюной и хлюпая соплёй пыталась показать, кто где сидит.

Подбежит к твоему убежищу, орёт и гогочет, тыкая в тебя пальцем и чувствуя ответственность перед водящим за каждого, кого нужно найти, сильно радовалась, когда по ее наводке кого – то туки – тукивали. Вот, что с нее дуры возьмёшь? И смех и грех…сидишь в какой – нибудь жопе Мира в надежде быть найденным последним…тут бах! Слышишь как звенят “Ударники” об “Октябрятские звёздочки”, быстро приближаясь…п#дец надежде…пришла Надежда…


Оставьте комментарий

2 мыслей про “Мои детские травмы